Рассказы о родах        21 октября 2017        2016         0

История родов в 25 роддоме (г.Москва): ГСД, амниотомия

Здравствуйте! Меня зовут Ксения. Моя история родов началась задолго до рождения малыша. Во время беременности у меня нашли диабет беременных, что избавило меня от мучений выбора роддома. В 37 недель я получила направление на дородовую госпитализацию в профильную больницу. Ближайший ко мне оказался роддом № 25 на улице Фотиевой.

Пошла за лялечкойСобрав несколько сумок, я села в такси и приехала в приёмное отделение. Встречающие врачи оказались очень доброжелательными: взвесили, померили живот, таз и отправили в патологию беременных.

Заселившись в палату, я оказалась среди ещё пятерых девушек, ожидающих родов. Некоторые были уже доведены до консистенции “я сделаю что угодно, лишь бы родить”.  Я же пока была не готова. И со страхом и интересом наблюдала, как у соседок то отходят воды, то начинаются схватки, то их отправляют на плановое кесарево сечение. Через неделю я поняла, что готова, но роды не начинались.

Большие надежды я возлагала на осмотр на кресле, хотя и боялась его. Боль была несильная, но и новости неутешительные — глухо, как в танке. Да ещё и кость лобка была сильно низко, что аукнулась мне при потугах.

Ближе к 40 неделям мне предложили таблетки для стимуляции, так как перехаживать при диабете нельзя. Несмотря на страхи, навеянные интернетом, я подумала и согласилась. В это же время моя соседка по палате также выпила первую таблетку. В результате она на следующий день почувствовала схватки и уехала рожать, я же даже после второй дозы получила лишь отходящую пробку.

Следующим шагом была амниотомия, назначенная на воскресенье.

День родов, воскресенье

Ночью я спала плохо, хотя и знала, что обязательно нужно отдохнуть. В 6 утра пришлось вставать на обязательные процедуры — клизма, душ. Мне выдали одноразовый полупрозрачный халат, с которым пришлось повозиться, чтобы застегнуть правильно.

И вот я спускаюсь в родовое отделение, которое разительно отличалось от только что отремонтированной патологии. Серые стены, подвальный каменный пол (хотя это 2 этаж), решётки на окнах и душ, похожий на вделанную в каморку кабинку. Колорита добавляли крики роженицы, которая молила о спасении и о том, что она больше не может. Настроения это не добавило, но пути назад нет, беременным никто не оставался.

Милая акушерка Наташа показала мне мою палату на 2 человека, объяснила, где пелёнки, душ. Я познакомилась с только что прибывшей соседкой.

Все началось с прокола пузыря

В 10 утра меня позвала врач. Я села на гинекологическое кресло и услышала, как она распаковывает одноразовые инструменты. Немного давления, ощущение, что внутри что-то зацепили, несильный рывок и из меня хлынул поток воды. Процедура оказалась совсем безболезненной. Мне даже удалось подержать пластмассовый крючок для прокола, ничего страшного.

С зажатой между ног пелёнкой я пошла в палату, где мне сделали КТГ и отправили “нагуливать” схватки. Я исправно ходила туда-сюда по отделению до 15 часов дня. Схватки были несильные, похожие на начало месячных, с периодичностью примерно 10 минут. Но никакого прогресса не было.

Стимуляция окситоцином — это что-то с чем-то

Акушерка позвала меня в палату и проверила раскрытие. Оказалось, что за 5 часов оно не продвинулось ни на йоту. Тогда мне было решено поставить окситоцин для стимуляции. Я знала, что от него схватки усиливаются, но не думала, что настолько. В тот момент я пожалела, что не ходила на курсы по дыханию. Схватка накрывала, доходила до пика и отпускала. Лежать было невозможно, как и ходить. Я стояла около кровати, опёршись руками на край, и терпела. Меня поддерживала мысль, что после пика схватки обязательно будет спад.Мои роды с ГСД

В той же палате лежала моя соседка, раскрытие у неё шло быстрее и без окситоцина. Она подбадривала меня в силу своих возможностей. Я ответила ей тем же, когда через час и ей поставили эту гремучую смесь.

Эпидуральная анестезия и небольшие неприятности

Я никогда не была противником эпидуральной анестезии, поэтому ждала врача-анестезиолога с нетерпением. К сожалению, ставить её можно только с открытием 3-4 пальца. Окситоцин помог, за 2 часа раскрытие дошло до 4 пальцев. Акушерка сняла капельницу и отправила меня в душ для подготовки к анестезии. Под тёплой водой, направленной на спину, схватки слабели по интенсивности. Выходить не хотелось.

В палате меня ждала медсестра. Я подписала бумагу о том, что никаких претензий из-за последствий иметь не буду, села по-турецки на кровать и подняла халат. Схватки продолжались, а врач пришёл только через 10 минут. Я знала, что он вставляет мне катетер в район позвоночника, но больно не было.

Через пару минут я перестала чувствовать схватки и облегчённо выдохнула. Было около 5 часов вечера. Отдыхала я целых 40 минут, но вскоре я стала чувствовать лёгкие схватки только на левой половине живота. Кажется, с моим обезболиванием что-то пошло не так. Скоро схватки вернулись, а я вошла в особое состояние перед родами.

Весь круг интересов и внимания сосредоточился только на схватках. Дыхание, нарастание боли, спад и отдых, потом — повторение цикла. Краем сознания я отмечала, что соседка по палате ушла рожать, что на улице стемнело. Боль становилась сильнее, появилось давление на задний проход, которое было трудно терпеть. Инстинкты требовали тужиться, но акушерка сказала, что рано. От меня требовалось перетерпеть 8-10 потуг. Когда знаешь, что скоро всё закончится, становится легче, и откуда ни возьмись берутся силы.

Нужное количество потуг прошло. Я радостно встаю на ноги, акушерка кричит мне: “Стой, упадёшь!”. Тут я понимаю, что эпидуральная анестезия действовала не во всю силу, так как ноги должны были быть ватные, а я не только сама стояла, но и бежала в родзал.

Рожаем доченьку

Забираюсь в кресло в предвкушении и по команде акушерки с врачом начинаю тужиться, когда хочется. Но у меня не получается. На меня кричат. Тужится надо вниз, а не в голову, но мне не хватает сил. Начинаю я правильно, а заканчиваю головой. От этого не хватает воздуха, и в какой-то момент я теряю сознание секунды на 3-4. Очнувшись, не понимаю, где я. Мне обтирают лицо мокрой тканью, шепчутся о короткой пуповине. Я понимаю, что малышу плохо, и мне нужно приложить все силы. Я тужусь, мне давят на живот, я чувствую как рвусь (лёгкое пощипывание). Родила! Слышу крик, на меня выкладывают дочь и прикладывают её к груди. Она отёкшая, синяя, вся в слизи. Эмоций нет, я опустошена. Малышке было труднее, чем мне, поэтому я глажу её по спине и ласково шепчу её имя.

Ребёнка забирают, а я вытуживаю плаценту. Самое сложное кончилось.

Чуть позже меня вывезли в коридор на каталке. Я лежала с вафлей в руке и пыталась осознать, что я теперь мама. Я не знала, что меня ещё будут зашивать, что меня ждут бессонные ночи в роддоме и трудности дома. Я только знала, что череда случайностей привела меня в нужный роддом, к профессионалам, которые помогли родиться моему ребёнку и помогли стать мне мамой в первый раз. Спустя год я могу сказать: “Оно того стоило!”

 

Написать свою историю родов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *